IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

СКАЗОЧКИ, народные и не только.)))
Padla
сообщение 24-01-2005, 22:10
Сообщение #1


Призрак форума
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 1022
Регистрация: 10-08-2004
Из: Местные будем
Пользователь №: 786



Жили-были сестрица Аленушка и братец Иванушка. Аленушка была умная да работящая, а Иванушка был алкоголик. Сколько раз сестрица ему говорила - "Не пей, Иванушка, козленочком станешь!" Но Иванушка не слушал и пил. Вот как-то раз купил он в ларьке паленой водки, выпил и чувствует - не может больше на двух ногах стоять, пришлось на четыре точки опуститься. А тут как раз подходят к нему волки позорные и говорят: "Ну что, козел, допился?" И так надавали ему по рогам, что он отбросил копыта. А сестрице Аленушке досталась его квартира, потому что добро всегда побеждает.


--------------------
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
17 страниц V  « < 15 16 17  
Начать новую тему
Ответов (240 - 245)
Чибуражко
сообщение 06-03-2011, 19:03
Сообщение #241


Команданте
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4020
Регистрация: 01-03-2006
Пользователь №: 3983



Язык
У Ленина был очень длинный язык.
Например, он запросто мог облизать им свой левый глаз. А правый — не мог. От этого он у него всегда гноился и был хитро прищуренный.
Однажды Ленин страшно удивил ходоков, вылизав за три минуты полный туесок красной икры. Ходоки, конечно, раззвонили бы об этом на всю Россию, но хорошо, что Дзержинский вызвался их проводить до ворот Спасской башни, да и расстрелял по дороге.
Подул он в дуло маузера, вздохнул тяжко, да и пошел, нехорошо кашляя, на квартиру. А шинелька на ветру развевается…
Своим языком Ленин доводил Надежду Константиновну Крупскую до полного исступления.
Сядут они, бывало, чай пить. Надежда Константиновна только блюдечко себе нальет и мизинчик оттопырит, а тут Ленин хвать языком кусок рафинада прямо из сахарницы! Надежда Константиновна тут же поперхнется, юбку зеле-ную чаем обольет и смотрит укоризненно. А Ленин — хоть бы хны, оба больших пальца в подмышки засунет, и лицо специально еврейское сделает. Попробуй ему слово скажи. Он в ответ — десять. Чистый Карл Маркс, даже хуже.
А однажды из-за этого языка случилось с эсеркой Фанни Каплан несчастье.
Ленин как раз говорил речь на Путиловском заводе, а тут ему муха на плечо села. Ленин как кепкой махал, так даже головы не повернул — слизнул муху и дальше про продразверстку картавит. Никто, кроме Фанни Каплан, даже и не заметил ничего. А она как это увидела, так ей тут же что-то свое, женское, пригрезилось. Растолкала она кое-как слесарей, и ушла тошнить возле забора.
Три месяца её после этого тошнило беспрерывно, и наконец-то додумалась она пойти к доктору. А доктор на очки подышал и говорит, мол, поздравляю вас, голубушка. Ну, женщины, они хорошо знают, с чем их все любят поздравлять. «Как! — кричит Каплан. — Не может быть! Да я бы с удовольствием, но точно знаю, что не может!»
А доктор смотрит и головой понимающе кивает. Докторов, их попробуй удиви. Они не таких видали.
Но, в общем, так или иначе, все равно уже поздно что-то предпринимать.
Ну, делать нечего, посидела Каплан у себя на чердаке, кутаясь в пальтишко, а потом проснулась однажды ночью, а на груди у ней сидит крыса и губы ей ласково облизывает.
У Каплан тут же всю тошноту как рукой сняло. Встала она с кровати, чугунным шагом к столу подошла и Ленину письмо написала. Так, мол, и так, по поводу крупного теоретика Каутского, Вы очень погорячились, когда назвали его проституткой. Кроме того, я от Вас беременна. с уважением, Фанни Каплан.
Заклеила она это письмо в самодельный конверт и бросила в ящик. Вернулась домой, и стала сидеть неподвижно.

Когда женщина так сидит, то лучше не надо. Лучше уж как-нибудь отхлестать по щекам министра продовольствия Цурюпу, который вечно в голодном обмороке валяется, и уговорить его дать этой женщине усиленный паек. И молиться, потому что все равно не поможет.
Только Ленин этого письма так и не получил. Оно попало к Сталину, который как раз к нему в секретари напросился. Он сидел себе в приемной, пел грустные грузинские песни про ласточку и носил Ленину в кабинет пустой чай, без сахара, но подозрительно чем-то вонючий. И Ленин, который и раньше не очень-то был молодец, от этого чаю совсем сбрендил.
Выскочит, бывало, среди ночи на улицу, наловит беспризорников на калач с маком, приведет в Кремль, пыльную елку из чулана вытащит и давай вокруг нее плясать!
Беспризорникам неудобно, им покурить хочется, а Ленин натащит грязных тарелок из кремлевской столовой и устраивает соревнование, кто их быстрей оближет досуха.
А Сталин это письмо пустил на самокрутки. Вообще-то, больше всего он любил курить папиросы «Герцеговина Флор», но у него тогда на них денег не хватало. Он поэтому в секретари-то и подался, думал наворовать чего-нибудь получится. Но у Ленина, что своруешь? От пайка он отказался, а то, что ходоки носили, он тут же и лопал, даже ложку сроду не попросит.
Ну, вы-то, конечно, знаете, что там дальше Фанни Каплан учудила по этому поводу.
А я не знаю. Знаю только, что однажды к ней на чердак пришли семь матросов и ударили её рукояткой маузера по лицу. Нет-нет, они её даже насиловать не стали. Что, вы думаете, матросу изнасиловать больше некого?

А Ленин умер вскоре. И никто не знает, от чего он умер на самом деле.
Сам академик Боткин его резал, но только руками развел. Гвозди бы делать из этих людей, сказал.

Я и правда не знаю, от чего умер Ленин.
Царствие ему небесное.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Чибуражко
сообщение 06-03-2011, 19:09
Сообщение #242


Команданте
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4020
Регистрация: 01-03-2006
Пользователь №: 3983



ПРО ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА
Пистолет
1
Иван Иванович купил себе на базаре пистолет.
Вообще-то сначала он хотел купить луку. Потому что макароны без лука — это совсем одно блюдо, а макароны с луком, если его поджарить на постном масле, совсем другое. Иван Иванович любил питаться разнообразно.
Только в овощном магазине ему что-то такое вместо луку насыпали, что даже Иван Иванович на них обиделся и пошёл на базар.
А там к нему возьми да пристань какой-то цыган. А может, и не цыган, но борода рыжая из ушей по всему телу растёт. Купи, говорит, пистолет, от сердца отрываю. Иван Иванович отказывался-отказывался, но цыган этот показал ему какой-то ножик из-под тулупа. Пришлось купить. А на лук и денег не осталось совсем.
Пришел Иван Иванович к себе домой и сел на табуретку думать — как бы с этим пистолетом поступить. Наконец придумал и положил его в кастрюлю, а кастрюлю поставил на антресоль, которая ещё от строителей недоделанная осталась.
Только среди ночи начал кто-то ему в двери кулаком стучать. Вскочил Иван Иванович, открыл — а там милиция стоит, сердитая. Ну-ка, говорит, показывайте, кого прячете. А кого прятать-то? От Ивана Ивановича как жена десять лет назад ушла, так больше никто и не приходил.
Так ему милиция и поверила.
Весь дом перерыла, но зато нашла в холодильнике какой-то кусок мяса, очень подозрительный. Иван Иванович и сам, когда принёс его из куриного магазина, долго рассматривал — очень уж волосы из него удивительные росли. Милиция тут же стала кричать, что нужно, мол, искать голову от этого куска, и полезла на табуретку, чтобы проверить антресоль. Но табуретка, наверное, была не очень хорошая , потому что милиция с неё свалилась и расквасила себе всю морду.
Обиделась тогда милиция на Ивана Ивановича и ушла куда-то к себе в отделение. А Иван Иванович глаз распухший пальцем вывихнутым потрогал и решил, что надо бы пистолет куда-нибудь получше перепрятать.
2
И опять спать лёг.
А когда постучали в двери, Иван Иванович даже ничуть не удивился. Уж если десять лет никого не было, то потом обязательно будут всю ночь в дверь барабанить.
Открыл Иван Иванович дверь, а там тёща его бывшая стоит. И мужчина с ней какой-то.
«Здравствуй, — говорит, — Ванька».
«Здравствуйте, — отвечает Иван Иванович, — Пелагея Матвеевна». А сам думает, что может и не Матвеевна. Может Михайловна. Сколько лет прошло.
«Дурак ты, Ванька, — говорит тёща. — Как был всю жизнь дурак, так дурак и остался. Какая я тебе Пелагея Матвеевна. Тем более что Васильевна. Я ведь жена твоя бывшая».
Присмотрелся Иван Иванович — и правда жена. Только на тёщу очень похожая десять лет назад. Интересно, думает Иван Иванович, а на кого сейчас теща похожа? Неужели на жену?
Пока он всё это думал, та уже давно зашла и стала по квартире ходить. Она, ещё когда с Иваном Ивановичем жила, тоже, бывало, домой неделю не ходит, а потом вернётся и давай по всем углам заглядывать. Принесёт с кухни помаду и страшным голосом спрашивает: «Это что такое?». Ну что тут ответишь? Помада, она и есть помада.
Только на этот раз она ничего не нашла. Богато, говорит, живёшь. Чаем бы хоть попоил. А мужчина её уже на табуретке уселся, серьезный. Муж, наверное, новый. Хотя, какой он новый? Плешивый весь какой-то. Вот пиджак на нем — да, пиджак новый. Сидит и молчит. Непонятно только — стесняется или брезгует.
Его Иван Иванович тоже вспомнил. Он у них однажды полгода жил. Тоже всё молчал. Иван Иванович даже не знал, как его зовут. Ему ещё жена в комнате на полу стелила. Давно это было.
Пока Иван Иванович всё это вспоминал, заходит вдруг жена на кухню, а в руке у неё пистолет. Оказывается, она за пять минут уже опять свои порядки навела и решила стол разложить. Места ей мало, что ли?
Ты что, говорит, застрелиться решил?
Иван Иванович даже руками развел. Про цыгана ей рассказывать, что ли?
Да так, говорит, сам не знаю, откуда взялся.
Ну, тогда, говорит жена, ни к чему он тебе. ещё стрельнешь в кого-нибудь. И спрятала пистолет к себе в сумочку.

Иван Иванович чуть не подпрыгнул от радости. Слава Богу, думает, пусть забирает. Ни к чему он мне, этот пистолет.
Напоил он их чаем. Хотел было мяса сварить, но жена, оказывается, его уже выбросила в мусорное ведро . Ну, выбросила и выбросила. Иван Иванович не стал с ней спорить. Он и раньше-то не очень спорил, а теперь и вовсе разучился.
Проснулся он рано утром на кухне, собрал газеты с полу. Выходит в коридор — а дверь настежь открыта. Ушла, значит, жена с мужчиной своим.
Закрыл Иван Иванович дверь и пошел в комнату, матрас свернуть. Опять в двери стучат.
Вот ведь, думает Иван Иванович.
Открыл двери, а там цыган давешний стоит и головой качает. Что же ты, говорит, такой сякой, пистолет кому попало отдаёшь? На, говорит, держи, и больше никому. Последнее мое тебе предупреждение. И ушел.
Иван Иванович долго ещё потом в дверях стоял. То на пистолет посмотрит, то в подъезд. Пусто в подъезде, тихо. Только помада чья-то на ступеньке валяется раздавленная.
3
Вернулся Иван Иванович назад в комнату, положил пистолет прямо посреди стола и на табуретку сел. Сидит, ждет.
Только в дверь никто больше не стучит.
Встал Иван Иванович с табуретки, выглянул в подъезд — тихо. Борщом только очень пахнет.
Запер он дверь и опять сел. Вдруг слышит шаги чьи-то на лестнице. Вскочил Иван Иванович, к двери подошел, послушал — да нет, мимо кто-то прошел.

Снова сел Иван Иванович на табуретку. Посидел немного, потом пошел в окно выглянуть. И как раз вовремя — подъехала к подъезду машина, открылись у нее все четыре двери, и вышли четыре мужчины в пальто, все одинаковые. И в подъезд зашли. Побежал Иван Иванович, из квартиры выглянул, прислушался — тихо.
И борщом пахнет так, что даже страшно становится.
4
В понедельник утром Иван Иванович проснулся, послушал радио и пошел на службу. А пистолет так и оставил на столе лежать.
Зато по дороге на службу произошло с Иваном Ивановичем странное происшествие. Как только он залез в троллейбус, все люди побежали к дверям, чтобы на улицу выйти. Так торопились, что даже одну старушку убили. Старушка сама кричала: «Ой, убили, люди добрые!».
Иван Иванович посмеялся над старушкой и подумал, что сзади, наверное, ещё один троллейбус, пустой, поэтому все туда и побежали. А ему зачем куда-то бежать? Ему и в этом троллейбусе места хватает. Тем более что на каждой остановке люди вроде как к троллейбусу подбегут и начнут лезть друг другу по головам, а потом как бы передумают и назад пятятся. Те, которые ещё не передумали, сзади напирают, кричат друг на друга. в общем, шуму много, а троллейбус постоит-постоит и дальше пустой едет.
Очень удивительные они, эти люди. Раньше Иван Иванович сильно на них удивлялся, а потом ничего, привык.
Так он и доехал до самой службы.
А больше в этот день с ним ничего не случилось. с Иваном Ивановичем вообще редко что случалось.
Пистолет только этот.

Вернулся Иван Иванович вечером домой, открыл дверь, зашёл.
А пистолета на столе нет.
5
Сначала Иван Иванович подумал, что его ограбили. Потом посмотрел вокруг — всё на месте. И стол, и матрас, и табуретка тоже на месте. Радио на стене висит.
Пошёл он тогда к двери. Там вокруг замка фанерка была такая, чтобы он не вываливался. Нет, фанерка на месте и гвоздями прибита.
Никто, значит, дверь не ломал, а то как бы её снаружи приколачивать?
Подошёл Иван Иванович к окну, вниз посмотрел — даже страшно подумать. Восьмой всё-таки этаж. А лифт уже который год не работает. Как дом построили, так и не работает.
Нет, ничего Ивану Ивановичу не стало понятно. Попил он чаю, радио послушал и спать собрался.
Развернул он матрас, а в нём пистолет лежит. Ну что с ним поделать, а?
Положил Иван Иванович пистолет назад на стол. Вдруг в дверь как забарабанят! Испугался Иван Иванович, схватил пистолет со стола и завернул назад в матрас. Подошёл к двери, послушал — тихо. Открыл — нет никого.
Пришлось Ивану Ивановичу и эту ночь на газетах спать. Оно бы ничего, матрас, он тоже не очень мягкий, только вот шуршат эти газеты. Да и странно было бы, кабы не шуршали. Газеты все-таки.
6
А ночью Иван Иванович проснулся от страшной стрельбы. Кричит кто-то на неизвестном языке и палит во что ни попадя. Или, может, один палит, а другой кричит. Поди разберись.
Сначала Иван Иванович сильно испугался, а потом вспомнил, что у него внизу живёт один сосед. Ему ночью специальное кино показывают для тех, кому утром на службу не надо идти.
А тем, которым на службу, им другое кино вечером показывают — постановку какую-нибудь, или балет, или новости разные.
А у Ивана Ивановича и вовсе никакого телевизора не было. Поэтому он не стал на соседа обижаться и опять заснул.
Утром он проснулся, умылся и пошёл посмотреть, как там пистолет поживает. Развернул матрас — лежит, живой-здоровый и тёплый даже.
Оно и понятно — если бы Иван Иванович всю ночь в матрас завернутый проспал, он бы тоже теплый был. Это вам не на газетах спать.
7
Вышел Иван Иванович на улицу, пришёл на остановку, а там уже совсем что-то непонятное творится. Во-первых, темно, хоть глаз выколи, а во-вторых, ни одного живого человека.
И ветер дует.
Постоял Иван Иванович совсем даже недолго, а уже троллейбус подходит.
Обрадовался он, зашёл. Смотрит, а троллейбус опять совсем пустой, только один человек впереди сидит. в шляпе, а из-под шляпы волосы рыжие во все стороны торчат. Ну, Иван Иванович, понятное дело, не стал бежать этому человеку в лицо заглядывать. Он, как раз наоборот, сел потихоньку сзади и стал смотреть в окошко.

А за окном темно, даже окна в домах не светятся. И троллейбус мчится со страшной скоростью без всяких остановок. А куда едет? Ничего не понятно.
Ивану Ивановичу, чтобы до службы доехать, нужно три раза повернуть, чтобы у троллейбуса хоть один раз рога с проводов слетели.
А тут едет он все прямо и прямо. Хотя, может быть, Иван Иванович так из-за этого рыжего разволновался, что и не заметил. Может быть, и так.
Но рога ни разу не слетали, это точно. Потому что Ивану Ивановичу, ещё когда он сел, показалось, что за рулем и водителя-то никакого нет. Если бы рога слетели, водитель бы вышел, и Иван Иванович сразу бы понял, что ошибался. Только никто никуда не выходил.
А троллейбус всё едет и едет. У них в городе и улиц таких длинных не было. Да Бог с ними, с улицами, а вот водитель — это другое дело.
Тут пассажир впереди встает и идёт к Ивану Ивановичу. Идет и за сиденья хватается, потому что троллейбус очень сильно из стороны в сторону качается.
И улыбается золотыми зубами.
Подошёл он, достал из кармана пистолет, тот самый, прижал его Ивану Ивановичу к зубам и выстрелил.
Очень это больно, когда все зубы вылетают.
8
Сидит Иван Иванович на матрасе и за зубы держится.
Потом уже понял, что приснилось это ему всё. Интересно, думает Иван Иванович, а жена тоже приснилась? а про то, что цыган приходил? а вдруг и пистолет приснился? Как же это узнать? Не спросишь ведь никого.
Думал-думал Иван Иванович и придумал. Нужно в холодильнике посмотреть. Если кусок мяса там лежит, значит, жена приснилась. А если жена приснилась, то очень может быть, что и всё остальное тоже.
Хотя, кто его знает. Но лучше бы, чтобы приснилось.
Пошел Иван Иванович на кухню, холодильник открыл. Смотрит — а мясо на месте. То самое, с волосами.
И пистолет рядом лежит, весь льдом покрытый.
9
Проще всего, конечно, подумать, что Иван Иванович взял, да и сошел с ума. Ну, с ума-то сойти — дело нехитрое. А пистолет? Лежит он в морозильнике, и всё тут. Номер на нём кто-то напильником спиливал, да так и бросил.
Ивана Ивановича можно, конечно, отправить в сумасшедший дом. А пистолет куда? В милицию?
Много эта милиция в цыганах понимает.
Уже потом, кстати сказать, проверила милиция этого цыгана, когда он на базаре сову вареную продавал. Ну и что? Выяснилось, что он вовсе не цыган, а француз. Французы, они, оказывается, тоже рыжие бывают.
Пожала милиция плечами и отпустила цыгана восвояси. Нельзя же, в самом деле, сажать француза в тюрьму только за то, что он совой вареной торгует.
10
Поэтому, пусть всё будет как есть.
Пистолет лежит в холодильнике, а Иван Иванович сидит на табуретке и слушает радио. По радио как раз передают какие-то новости.
У них, на радио, всегда есть разные новости. Да оно и не удивительно. Много чего на свете случается.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
PSIXODELIZ
сообщение 08-03-2011, 09:21
Сообщение #243


Призрак форума
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4096
Регистрация: 30-03-2007
Пользователь №: 11131



Добрых людей на свете гораздо больше, чем нужно. Конечно,
если спуститься в метро или зайти в собес, покажется, что их нет
вообще ни одного, но это не так: за неприветливыми и угрюмыми
лицами сплошь и рядом скрываются добрейшие из людей.

Главным качеством доброго человека является то, что он искренне
желает счастья кому-нибудь другому и, что самое страшное,
совершенно точно знает, что для этого нужно сделать. И делает!
Добрые люди вообще гораздо энергичнее мизантропов и
человеконенавистников: у них всегда найдётся пара минут для
правильного обустройства чьей-нибудь жизни. Кто не спрятался,
тот и будет счастливым.

Вот котик, например, любимый орёт: кошку ему надо. Орёт и гадит,
гадит и орёт. А выпустить нельзя: там стригущий лишай, парша,
глисты и другие коты, все бандиты – вернётся, если вообще вернётся,
с одним глазом да и сдохнет. Поэтому для его же пользы следует
отрезать ему яйца, потому что ему так будет лучше. Потому что его
любят, а не любили бы – так бы и ходил как дурак с яйцами.

Под удары доброты чаще всего попадают родственники, но иногда
может пострадать и совершенно посторонний человек: навалятся и
осчастливят. Был, например, случай, когда ни в чём не повинной
семье из какого-то далёкого города дали сто миллионов рублей из
телевизионной лотереи. Так из них не выжил никто – уже на втором
миллионе случилась у них белая горячка и мучительная смерть.

Хуже всего, когда у доброго человека есть возможность проявить
свою доброту в больших масштабах. Вот скажем Гитлер – он же
добрейший был человек! Он ведь даже мяса не ел, потому что ему
зверушек было жалко. Он что, думаете, когда подстригал утром усики
перед зеркалом, мечтал о том, сколько людей он сегодня сожжёт в
печке? Нет, он думал о том, как всё будет прекрасно и волшебно,
когда весь этот кошмар кончится, когда не будет уже этих пархатых,
черножопых и узкоглазых, и счастливые люди построят хрустальный
купол над Антарктидой, а потом улетят в космос и будут все братья и
сёстры – стройные, красивые и весёлые. И ведь так бы оно и вышло,
да пришли злые грубые солдаты и всё испортили. А счастье было так
возможно.

Но, впрочем, и по сей день добрые люди не отымают ладоней со лба
и думают, думают непрерывно, чего бы такого ещё сделать, чтобы
всем было хорошо. У человека злого, если он включит телевизор,
может даже случиться разлитие желчи, до того там много любви,
доброты и сострадания. Всем надо помочь: старушке – повысить
пенсию, миллиардеру – передать в тюрьму продуктов, детям –
освобождение от армии, родителям – достойную старость, узнику
совести - свободу, президенту – третий срок. Всем чего-то не хватает,
у всех в жизни хоть что-нибудь да не ладится.

И ведь всем им можно помочь! Одним выдать продовольственный
набор, других расстрелять, чтобы не мешали наступлению счастья,
третьим отрезать яйца, чтобы не волновались по пустякам, четвёртым
предоставить свободу уличных шествий в кожаных трусах – счастливы
будут все. Главное – не сидеть без дела, не дожидаться, пока оно
как-то само устроится. А то ведь так и не увидим, как же он на самом
деле выглядит – мир окончательно победившей любви и доброты.




--------------------
Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Чибуражко
сообщение 10-10-2011, 19:19
Сообщение #244


Команданте
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4020
Регистрация: 01-03-2006
Пользователь №: 3983



http://www.youtube.com/watch?v=n-6IBMH8wic...;feature=fvwrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Чибуражко
сообщение 10-10-2011, 20:10
Сообщение #245


Команданте
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4020
Регистрация: 01-03-2006
Пользователь №: 3983



Полюбил Медведь Лису. И она его тоже полюбила. Прошла весна, потом лето. А они не расставались. Звери над ними сначала смеялись, потом привыкли. Любовь зла, как говорится. Наступила осень, потом зима. Медведь забрался в берлогу и заснул. И, сколько его Лиса не тормошила, не будила, ведь ей хотелось любви - только ворчал во сне и на другой бок переворачивался. Однажды утром, когда Лиса возвращалась с удачной охоты в берлогу к своему возлюбленному, она попалась в капкан. Прищемили стальные скобы ей лапу - не выбраться. Больно ей было и страшно. Лиса замерзала, а неподалеку из берлоги валил пар от дыхания спящего Медведя. И снились ему приятные, сладкие как малина, сны. Так и проспал он cвое счастье.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Чибуражко
сообщение 10-10-2011, 20:11
Сообщение #246


Команданте
******

Группа: Постояльцы
Сообщений: 4020
Регистрация: 01-03-2006
Пользователь №: 3983



Жил был старик у самого синего моря. Решил он отведать рыбки. Закинул невод он в море и вытащил новое корыто. Оглянулся по сторонам воровато - не палит ли его старуха. И побежал в кабак пропивать корыто.
Жил был старик у самого синего моря. Решил он отведать рыбки. Закинул невод он в море и поймал золотую рыбку. - Проси чего хочешь, старче. Только выпусти меня в сине море. Любое твое желание исполню. -Любое? -Любое, не сомневайся! Стал старик думать, что же просить у волшебницы рыбки - денег, молодости или вообще жизни вечной. Думал долго старик, упорно. Пока золотая рыбка, не дождавшись ответа, не сдохла.
Жил был старик у самого синего моря. Решил он отведать рыбки. Закинул невод он в море и вытянул баракаобаму. Стал говорить ему что то баракаобама, да старик не понял, о чем он. Принял его за морского черта и обратно выкинул в море. А ведь мог получить он визу, если бы знал английский.
Жил был старик у синего моря. Решил он отведать рыбки. Закинул он невод в море и поймал подводную лодку. Желтую, как кофта, в которой когда то ходил Маяковский. Как апельсин марроканский или, к примеру, банан цейлонский. Битлы в ней сидели и пели песни. Отпустил их старик восвояси, даже не взяв у битлов автограф на память. Ему больше нравился Rolling Stones. Особенно, сатисфекшн.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

17 страниц V  « < 15 16 17
Ответить в данную темуНачать новую тему

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19th July 2019 - 18:18